Мнимая единица постсоветского пространства

Не в последнюю очередь благодаря соседям Крым распростился с бывшей метрополией без печали. Однако сопредельная «держава», утратив едва ли не все атрибуты своей государственности, никуда не исчезла ни с политической карты, ни, что важнее, из физического пространства за перешейком. О том, как и почему бывшие сограждане, нынешние соседи дошли до жизни такой и о путях окончательного решения украинского вопроса рассуждали за «круглым столом» Таврического информационно-аналитического центра — Регионального института средиземноморских исследований (ТИАЦ-РИСИ) авторитетные крымские эксперты.

Политолог Дмитрий Омельчук, анализируя прошлое и будущее украинского проекта, попытался подойти к проблеме с исключительно научной точки зрения, максимально непредвзято оценивая устремления постсоветских элит и то, что из них в натуре вышло.
— Стороны договорились, что при создании нового государства они очень жёстко распределяют сферы влияния: экономика и бизнес остаются за партхозноменклатурой, а всё что касается идеологической сферы, языка, культуры — всё это остаётся за национал-патриотами. На протяжении всех 20 с лишним лет существования украинского государства вот эти две линии в целом соблюдались. И не случайно все проблемы украинского государства были связаны вот с этими самыми национал-патриотами, которые, не имея достаточной поддержки в среде народа, особенно в ряде районов востока и юга, любой ценой пытались набивать себе цену, а методы для этого избирали, мягко говоря, недостаточно корректные.
А иногда просто антинаучные. Ведь ни для кого не секрет, что фактически с момента создания украинского государства сразу же началось «перетягивание каната» по поводу истории, начались выяснения, где какие «корни» и так далее. И всё это раскалывало Украину. Что касается второй половины — бизнеса, то невзирая на разрыв ряда очень серьёзных связей с Россией большая часть этих связей всё-таки сохранилась. Если взять отдельные направления, такие, как военно-промышленный комплекс, то даже в конце 90-х годов, по оценкам экспертов, интегрированность российского и украинского ВПК составляла более 55%. То есть здесь разрыва не произошло, — отметил эксперт. — Все эти тенденции не могли не сказаться на политической сфере. Всё, что касается места Украины в мире, было окрашено этой национал-патриотической тенденцией, представленной по большей части на Западной Украине, но достаточно много её сторонников нашлось и в Киеве.
Одной из главных проблем Украины, по мнению докладчика, стала олигархическая модель управления — олигархическая вертикаль пронизала страну сверху донизу — от столицы до уровня области или даже района.
— Если с первой половины 90-х украинское медиа-пространство было заполнено восторгами по поводу самого факта «незалежности» и самыми радужными надеждами, то после 2000 года основной мотив можно сформулировать так: «Почему не получается, кто нам мешает?». Действительно, страна, которая в результате распада СССР получила едва ли не самый лучший потенциал и самые лучшие возможности, оказалась в числе последних. Собственно говоря, страна получилась богатая, но с бедным населением. Хроническая бедность, распространившаяся на, наверное, процентов 70 населения, явилась тем серьёзным фактором, который, с одной стороны, позволил экономической элите удерживать власть (потому что нищих людей легче покупать), а с другой стороны, породил большой общественный пессимизм. И в результате сегодня огромное государство оказалось, образно говоря, в палате интенсивной терапии, где решается вопрос: жить ему или умирать. Невзирая на ряд шагов, предпринятых новым руководством, я думаю, что до конца эта проблема всё-таки не снята, — считает Омельчук. — Что, собственно говоря, произошло? Произошло то, что накопившийся вот в этой бедной среде негатив в конечном итоге всё-таки взорвался. Взрыв этот начинался с «оранжевой революции» но полное разочарование неспособностью власти что-то сделать в стране привело к тому, что этот взрывной материал никуда не исчез: просто Ющенко и его окружение, не меняя ничего в системе, поставили её себе на службу, просто заменили людей. Поэтому вопрос о следующем взрыве был просто делом времени.
По мнению докладчика, в настоящее время на Украине консолидируется группа молодых политиков, ранее не имевших доступа в большую политику, однако заинтересованная в выработке какой-то своей модели будущего страны. Группа пока не имеет большого влияния и не обладает опытом управления, но её наличие, по мнению Омельчука, стоит учитывать. Как стоит учитывать и общую усталость украинского электората, готового, судя по данным социологических исследований, смириться не только с потерей Крыма, но и Донбасса в обмен на некое подобие мира и стабильности.
— Россия должна ослабить нажим на Украину в обмен на гарантии, что Украина не вступает в НАТО и не вступает ни в какие военные альянсы, — предложил свой вариант решения украинкой проблемы Дмитрий Омельчук. — Чем больше Россия будет давить на Украину, тем больше Россия, спасаясь, будет искать защиты на Западе. Другое дело, что то, что произошло за последние 2 года, настолько расстроило отношения двух стран, что рассчитывать на стабилизацию отношений фактически нет оснований. Мы обречены на достаточно длительный конфронтационный период.
В качестве примеров «российского давления» на Украину докладчик назвал… «подготовку к возвращению Крыма на протяжении последних 20 лет» и оказание «военной поддержки» ДНР и ЛНР.
Реакцию у коллег такой вывод вызвал, мягко говоря, неоднозначную. Член экспертно-консультативного совета при главе РК, доцент КФУ имени В. И. Вернадского, политолог Сергей Киселёв, извинившись перед коллегой, назвал доклад Дмитрия Омельчука «попыткой представить кровавую удавку хорошо отглаженным пионерским галстуком».
— Я не буду политкорректным и скажу прямо, что к сегодняшнему типу политической ситуации на Украине не надо подходить с позиций классической политологии, это всё равно что подходить к стаду диких животных с позиций социологии человеческого сообщества. Дело в том, что до той поры на Украине невозможно именно научное исследование, служащее основой для прогноза, пока Украина не переживёт процесс денацификации, — заявил он. — Основная масса здесь присутствующих — историки.
И я думаю, что история дала неопровержимое доказательства того, что нацистов никогда и никому не удавалось держать в узде, и они всегда эту узду разрывали, а потом перегрызали горло тому, кто их водил на верёвочке. Пример, извиняюсь, тупоголовых регионалов это замечательно показал.
Директор Таврического информационно-аналитического центра — Регионального института средиземноморских исследований (ТИАЦ-РИСИ) Александр Бедрицкий не стал игнорировать неполиткорректные истины и назвал свой доклад «Украина как мнимая единица».
— Мнимая единица, будучи невозможной сама по себе, тем не менее позволяет (в качестве указателя) описывать вполне реальные явления и процессы. В современной международной политике примерно такую роль играет и Украина — искусственное образование, появившееся в результате распада Советского Союза, которое сейчас позволяет рельефно высветить характер взаимоотношений между Россией и Западом. После обретения независимости чуть ли не официальной политикой Украины стала политика «многовекторности», которая заключалась, с одной стороны, в постепенном дрейфе на Запад, а с другой — в постепенной утрате атрибутов суверенитета, — отметил Бед­рицкий. — В целом текущее состояние украинского кризиса может быть проиллюстрировано форматом «нормандской группы», в которой Германия и Франция выступают от лица объединённой Европы, ведут переговоры с Россией, а Украина вынуждена принимать к сведению достигнутые договорённости. Дистанцированная позиция Соединённых Штатов в переговорах при том, что они являются явно заинтересованной стороной, также служит показателем расклада сил.
Учёный провёл небольшой экскурс в генезис украинской политики, начиная с 2013 года, иллюстрируя его текстами украинских публицистов, из которых следует, что «многовекторность» — это не альтернатива стратегическому выбору западного вектора, а исключительно тактический инструмент.
— Иными словами, Украину устраивало положение, при котором она смещалась на Запад за счёт России и вопреки интересам России, рассчитывая стать таким вот очень уютным европейским офшором, — резюмировал Александр Бедрицкий. — Стоит отметить, что эта ситуация достаточно долго устраивала ЕС (пока издержки от «европейничанья» Украины не превысили некоторых пределов) и в значительной мере была терпимой и для России («красной линией» стало соглашение о евроассоциации при сохранении статуса привилегированного партнёрства с Россией). Ну а как западные «партнёры» повели себя в ходе переворота, сначала выступив посредниками и гарантами на переговорах, а потом отказавшись от всяких гарантий, данных ими президенту Януковичу, напоминать не надо.
В результате спокойного и подробного анализа логично прозвучал вежливый, но жёсткий вывод: «Существование государственности Украины стало для России ненужным и избыточным».
— Я считаю, что мы должны честно и откровенно сказать, что существует некий предел терпения государства к Украине как таковой — как к сущности, как к объективной реальности. Я думаю, что мы уже у самой этой черты. Если за полгода проблема не решится, я думаю, нас больше будет волновать ситуация не на Украине, а внутри России, — поддержал колегу Сергей Киселёв. — Мне почему-то кажется, что идеальная ситуация для решения украинского вопроса наступит примерно в сентябре-октябре: в России пройдут выборы в Госдуму, а Америка в этот момент, сами знаете, чем будет заниматься, «контроль над миром» на время будет потерян. И в этот момент те люди ответственные, которые в России могут осуществлять какие-то серьёзные политические шаги, имеют замечательную возможность провести какую-то серьёзную акцию в отношении Украины.
— Как показывает практика, такие вот резкие движения России так или иначе привязаны к олимпиадам, — заметил в свою очередь член Общественной палаты РК и экспертно-консультативного совета при главе РК, директор Института стран СНГ в Республике Крым Андрей Никифоров.
К большому сожалению, мы физически не имеем возможности познакомить читателя со всеми выступлениями, прозвучавшими в ходе обсуждения. А потому, не вдаваясь в подробности, констатируем, что в своём нынешнем состоянии Украина не нужна никому — ни России, ни Европе, ни даже себе самой. Насколько «окончательным» и каким вообще будет решение украинского вопроса, сегодня не знает никто. Хотя, возможно, любителям острых ощущений и захватывающих зрелищ не стоит так уж спешить с билетами в Рио-де-Жанейро. Впрочем, поживём — увидим.

Источник: http://c-pravda.ru/newspapers/2016/06/04/mnimaya-edinica-postsovetskogo-prostranstva

Добавить комментарий