«Наглое возвращение России и вторжение в Крым»: новая ядерная доктрина США

В январе этого года американское интернет издание «Huffington Post» выложило в сеть черновик несекретной части нового документа, определяющего роль ядерных сил в обеспечении национальной безопасности США, – «Обзора состояния ядерных сил». В США он послужил поводом для демократов в очередной раз критиковать Трампа, а в России вызвал заметный резонанс по вполне понятным причинам – ни для кого не секрет, что практически с момента создания ядерного оружия, оно стало главным инструментом взаимного сдерживания СССР и США. Не будет преувеличением сказать, что обладание ядерным оружием лежало в основе современной системы стратегической стабильности и безопасности. С распадом Советского Союза картина изменилась лишь в деталях, но не в главном – ядерные арсеналы России и США направлены в первую и основную очередь на взаимное сдерживание.

Во вступительной части нового документа министр обороны США Джеймс Мэттис заявляет, что на протяжении десятилетий Соединенные Штаты вели мир к снижению роли и количественных показателей ядерных арсеналов. В качестве примеров называются договоры о сокращении наступательных вооружений – СНВ. Однако этим устремлениям не было суждено реализоваться из-за того, что стратегические соперники не последовали американскому примеру. Безусловное положение, что любой договор возможен по меньшей мере между двумя сторонами, мягко отодвигается в сторону утверждением, что «поначалу Россия следовала американскому примеру и проводила радикальное сокращение своих ядерных сил, однако все же сохранила большое количество нестратегических ядерных вооружений, а сейчас проводит их модернизацию наряду со стратегическими силами». «Вместе с вторжением в Крым и ядерными угрозами в адрес наших (американских) союзников, это свидетельствует о наглом возвращении (unabashed return) России к соперничеству Великих держав».

Надо сказать, что «Обзор состояния ядерных сил» относится к категории относительно новых регулярно обновляемых доктринальных документов США. Первый из них был опубликован в 1994 году в период стратегической паузы, когда «советская военная угроза в Европе» осталась в прошлом, но Россия сохраняла еще значительное количество ядерных наступательных вооружений.

Будущее виделось глобальной гегемонией США, которой не мог угрожать сопоставимый по возможностям противник и в документе говорилось о снижении роли ядерного оружия для обеспечения национальной безопасности: оно не должно применяться против неядерных государств, а по отношению к России служит средством сдерживания, в случае изменения политического курса Ельцина.

«Обзор» 2001 года отражал политику администрации Буша-мл., направленную на отказ от любого рода договоров или соглашений, ограничивающих военные возможности Соединенных Штатов. Он фиксировал значительные изменения как структуры американских стратегических сил, так и принципов их возможного применения. К наступательным стратегическим вооружениям добавлялись оборонительные системы, включая ранее запрещенную противоракетную систему, а также инфраструктура ядерного оружейного комплекса. За ядерным оружием сохранялись функции сдерживания, но резервировалась возможность применения в региональных конфликтах, в том числе и со странами, не обладающими ядерными вооружениями. Помимо традиционного объекта сдерживания — России, тогда в список попали Китай, Ливия, Сирия и три страны, причисленных к «оси зла» – Ирак, Иран и Северная Корея.

В этот период США не проявляли сколько-нибудь значительного интереса к дальнейшим переговорам по СНВ – в мае 2002 года был подписан «рамочный» и малосодержательный договор СНП (о сокращении стратегических наступательных потенциалов), а уже 12 июня США в одностороннем порядке вышли из договора по ПРО с Россией, лежавшего в основе договоров о ядерном разоружении.

Третий «Обзор состояния ядерных сил» был опубликован в 2010 году на фоне «перезагрузки» отношений США с Россией. В нем говорилось, что основную опасность для Соединенных Штатов представляют угрозы ядерного терроризма и распространения оружия массового поражение – прежде всего, со стороны Ирана и Северной Кореи. Россия не относилась к числу прямых врагов, но представляла опасность из-за равных с США ядерных возможностей и программ модернизации ядерного оружия.

В вопросах обеспечения национальной безопасности предполагалось меньше опираться на ядерное оружие, а сдерживание и глобальное доминирование должно было осуществляться за счет развития национальной и региональной системы ПРО, а также создания стратегических ударных неядерных средств в рамках программы «Быстрого глобального удара» (БГУ).

О том, что создание ПРО нарушало стратегический баланс с Россией и о том, что запуск неядерных носителей может быть неотличим от пуска ракет с ядерными боезарядами, а значит повышались риски начала войны, в США предпочитали умалчивать. Тем не менее, в апреле 2010 года был подписан новый договор СНВ-3 между Россией и США еще более снижавший количественные показатели носителей и ядерных боезарядов. Госдепартамент сразу же заявил, что новый договор не помешает планам развертывания БГУ.

Таким образом, предыстория нынешнего «Обзора состояния ядерных сил» доказывает только один простой тезис. С американской точки зрения необходимо на стратегическом уровне обеспечить условия для сохранения доминирования США в глобальном масштабе.

В период «после холодной войны», когда Россия была слаба и выпала из категории актуальных внешнеполитических соперников, базовыми принципами стратегической стабильности можно было попросту пренебречь. Затем была сделана попытка закрепить военно-политическое доминирование за счет развития новых высокотехнологичных ударных средств, защитить свою территорию системой противоракетной обороны и на этом фоне рассуждать о необходимости ликвидации ядерных вооружений. Теперь, когда стала очевидной новая реальность «наглого возвращения» России, можно вновь вернуться к ядерному оружию.

Вот только для нового поколения американских политиков, выстраданные принципы обеспечения стратегической стабильности – всегда результат компромисса с соперничающей стороной, интересы которой надо уважать и понимать (что вовсе не означает слепого следования им), перестали быть элементом политической культуры. Более того, в самих США, конфликт противоборствующих политических групп, вызванный победой Трампа, не прекращается и по сей день, и не известно к чему приведет в будущем. Сегодняшнее американское обсуждение ядерной проблематики, как авторами нового документа, так и его критиками, свидетельствует только об этом, а не о принципиальном желании построения безопасного мира.

Александр Бедрицкий, директор Таврического информационно-аналитического центра

Источник: http://crimea.ria.ru/politics/20180117/1113523029.html

Добавить комментарий