От неоколониальных войн к виртуальным конфликтам

Почему переломный момент в противостоянии России и США ещё впереди.

В начале апреля уже казалось, что военное столкновение между США и Россией перешло из разряда немыслимых событий в игру нервов и подготовку сторон к вооружённому конфликту. После сообщения о якобы имевшей место химической атаке в г. Дума, сделанного сирийской оппозицией 7 апреля, США возложили ответственность за это на официальный Дамаск, Россию и Иран, а 9 апреля Дональд Трамп заявил о том, что решение о нанесении ударов по Сирии будет принято в течение ближайших 24–48 часов.В ответ на это в полную боевую готовность были переведены все подразделения российских вооружённых сил, из мест постоянной дислокации были выведены оперативно-тактические ракетные комплексы «Искандер» и развёрнуты дивизионы противовоздушной обороны. Дальнейшие события двигались только по нарастающей. 11 апреля Трамп разразился публикаций в Twitter с экспрессивными угрозами в адрес России и Сирии. В район Средиземного моря началась переброска дополнительных сил, включая авианосную ударную группу, а Россия, в свою очередь, закрыла участок Средиземного моря у побережья Сирии до 26 апреля в связи с проведением военных учений ВМФ.

Однако уже на следующий день накал страстей постепенно начал снижаться. Трамп опять же через Twitter объявил, что никогда не заявлял о точных сроках удара по Сирии: «Может скоро, а может и нет», а потом и вовсе последовало сообщение Белого дома о том, что никаких окончательных решений об ответе на «химическую атаку» не принято.

Сами себя подвели под сомнение

Тем не менее рано утром 14 апреля Соединённые Штаты, Британия и Франция всё-таки нанесли ракетные удары, выпустив в общей сложности 105 крылатых ракет — почти вдвое больше, чем год назад, когда Сирия подверглась ударам с американских эсминцев. Российское министерство обороны немедленно заявило, что сирийские силы ПВО перехватили 71 ракету, в то время как американская сторона отчиталась в том, что все выпущенные ракеты достигли назначенных целей.

Однако реальные результаты нынешней атаки оказались даже более скромными, чем прошлогодний пуск ракет. Если 4 апреля 2017 года при ударе по авиабазе Эш-Шайрат было уничтожено от 6 до 20 устаревших самолётов и несколько второстепенных объектов, то в этом году ущерб от ударов, учитывая общее количество выпущенных ракет, оказался ещё меньшим: был уничтожен исследовательский центр под Дамаском и поражены складские помещения в районе аэродрома Хомса.

В этих условиях даже сложно оценить, что для американцев хуже: признать перехват семидесяти процентов ракет или продолжать настаивать на том, что сирийская ПВО оказалась бессильной. Под сомнение ставится ни много ни мало американская возможность проецировать военную силу в глобальном масштабе, ведь если для поражения одного лишь исследовательского центра потребовалось 70 крылатых ракет, как об этом заявляют представители Пентагона, то никаких арсеналов на серьёзную войну у американцев не хватит. И дело здесь не только в запредельной стоимости оружия, но и просто в ограничениях по срокам создания новых ракет.

Смена вех

Распад Варшавского блока, а затем и Советского Союза привёл к тому, что в отсутствие равного противника Соединённые Штаты перешли к явно выраженной неоколониальной политике, сопровождавшейся изменением как способов, так и целей ведения войны. Одной из приоритетных задач, решаемых интервенциями в Ирак в 1991 и 2003 гг., Югославию в 1999 г., Афганистан в 2001 г., Ливию в 2011 г., стало не подавление сопротивления, поскольку США или возглавляемые ими коалиции обладали подавляющим военным преимуществом над противником, не устранение угрозы собственной безопасности, а непосредственно принуждение к принятию выгодных для себя условий. Эта задача достигалась за счёт безнаказанного и систематического уничтожения государственных и экономических элементов и критически важных инфраструктур. В результате долгие четверть века доминировало мнение, что США не имеют сколько-нибудь сопоставимого военного соперника и могут позволить себе всё что угодно. Соответственно, политические гарантии или, напротив, угрозы применения силы со стороны Соединённых Штатов стоили очень дорого.

Естественно, Сирия, истощённая гражданской войной, явно не относится и не относилась к странам, способным дать отпор массированному американскому удару. Если бы не Россия. И это «если бы» решает очень многое. Вне зависимости от оценок результативности ракетной атаки, по её масштабу и выбору целей хорошо видно, что Соединённые Штаты стремились избежать даже минимального риска для российских объектов или военнослужащих в Сирии.

Простой факт военно-политического присутствия России в регионе уберёг Сирию от полномасштабной и показательной «бесконтактной» войны. А это означает, что Россия становится не только поставщиком весьма продвинутых вооружений, но и, что гораздо важнее, связанных с ними военно-политических гарантий.

Виртуальные войны

 этих условиях американское военное могущество перестаёт быть столь уж очевидным и в любом случае требует подтверждения. При Трампе Америка всё больше и больше ведёт даже не неоколониальные, а виртуальные войны. Прощупывание пределов возможности в Сирии, реакция на ядерные испытания Северной Кореи в 2017 году постепенно размывают сложившийся образ мирового полицейского. Но одно дело — отступить перед угрозами со стороны эксцентричного и непредсказуемого корейского режима, обладающего ядерным оружием, и совсем другое — указать поднимающей голову России на её место.

Формально результаты несостоявшейся мировой войны вокруг Сирии Россия и США могут записать себе в актив.

Соединённые Штаты продемонстрировали, что могут по-прежнему безнаказанно нанести удар по другой стране, даже находящейся под гарантиями безопасности конкурирующей мировой державы. Правда, результативность этого удара весьма сомнительна и подобные аргументы адресованы скорее своей внутренней аудитории.

Россия без единого выстрела продемонстрировала, что только одно её присутствие в регионе конфликта значительно снижает возможности США по проецированию силы, а интеграция даже устаревших комплексов ПВО, которыми обладает Сирия, в единую систему целеуказания и целераспределения принципиальным образом меняет привычную картину американских авиационно-ракетных ударов. Вместе с тем Россия уже второй раз оказалась не в состоянии полностью предотвратить применение силы против Сирии со стороны Соединённых Штатов, но если разобраться, то это происходило и в период советско-американского противостояния. То, что опыт холодной войны не оказался полностью забыт, следует оценивать скорее положительно — как фактор, препятствующий перерастанию «игры мускулов» в необратимый глобальный конфликт.

Перелом ещё впереди

Пока же США чувствуют себя достаточно уверенными для того, чтобы сохранять за собой статус мирового лидера, а Россия — достаточно сильной, чтобы изменить правила игры американоцентричного мира в свою пользу.

Для радикального переосмысления логики нарастающей конфронтации требуется кризис, ставящий под угрозу базовые устои безопасности соперников. Америка будет пытаться найти слабину в действиях России до тех пор, пока недвусмысленно не осознает пределы издержек для себя от подобных действий.

Кризис не может носить управляемый или имитационный характер, а значит, к нему невозможно подготовиться загодя. Единственной гарантией того, что он не перерастёт в горячую фазу, будут здравомыслие политиков и отказ от авантюрной риторики, часто провоцирующей не менее авантюрные действия. В период холодной войны можно выделить лишь два подобных события: Карибский кризис, разразившийся в условиях доминирования США в наступательных ядерных вооружениях и ставший прологом для начала процесса разоружения, а также постепенно нарастающий ракетный кризис в Европе, закончившийся подписанием договора о сокращении ракет меньшей и средней дальности (РСМД) в 1987 году. Косвенным последствием этого кризиса стало разрушение и социалистического блока, и Советского Союза.

Состоявшиеся ракетные удары по Сирии напрямую не угрожают ни Соединённым Штатам, ни России, а значит, переломный момент в новом противостоянии России и Запада ещё впереди.

А.Бедрицкий

Добавить комментарий