Сколько верёвочке ни виться: на Украине отторгают антироссийскую пропаганду

Украинские наци, возможно, выиграли битву за евроинтеграцию, но вряд ли выиграют войну за ненависть к русским.

Число украинцев, хорошо относящихся к России, увеличилось, несмотря на продолжающиеся антироссийские вопли Киева. К таким выводам пришли в своих социсследованиях «Левада-Центр» (Москва) и Киевский международный институт социологии, по итогам сентябрьских опросов и сравнения их с данными многолетнего мониторинга.

Против статистического лома нет приёма

Основные выводы, к которым пришли эксперты этих организаций, сводятся к следующему: во-первых, образ России у жителей Украины в большей степени положительный, чем образ Украины у жителей России. По данным, собранным в сентябре 2018 года, 33% жителей России относится к Украине хорошо и очень хорошо, 32% — «в основном плохо», 23% — «очень плохо», 12% затруднились ответить. Украинцы же, отвечая на вопрос об отношении к России, хорошо и очень хорошо относятся к ней в 48% случаев, «в основном плохо» — в 19%, «очень плохо» — в 13%, в 19% случаев затруднились ответить. И если за последний год отношение россиян к Украине практически не изменилось, то хорошо относящихся украинцев стало на 11% больше. Процент небольшой, но очень обнадёживающий.

Во-вторых, ровно половина опрошенных украинцев хотели бы, чтобы отношения двух стран оставались открытыми, без внедрения визового режима и таможни на границах. И здесь, по сравнению с данными Киевского института за сентябрь 2017 года, также наблюдается 10-процентный рост.

В-третьих, и русские, и украинцы характеризуют друг друга в первую очередь как гостеприимные народы. Украинцы при этом отмечают, что русские чаще всего открытые и простые, но при этом ленивые и навязывающие свои обычаи другим. Жители России в свою очередь считают украинцев в большинстве своём лицемерными, завистливыми и скрытными.

«Учитывая продолжающийся конфликт между обеими странами, эта оценка этнического большинства в вопросе была ограничена территориальными границами: в обеих странах респондентов спрашивали о «русских», которые проживают в России, и об «украинцах», проживающих в Украине, исключая из оценки «чужих», но проживающих с тобой в одном государстве («русских» в Украине и «украинцев» в России)», — сказано в пояснениях к исследованию.

Напомнили специалисты и о делах давно минувших дней — о последних годах украино-российских отношений до того, как между народами красной нитью пролегли госпереворот на Украине и присоединение Крыма к России. Тогда — уже, кажется, далёкой осенью 2012-го, а затем 2013 года — 74% и 69% россиян соответственно хорошо относились к стране-соседке, так же, как и 88% и 83% украинцев соответственно хорошо относились к России.

Уставшие от безысходности

Несмотря на обнадёживающую статистику, радоваться перелому мнений на Украине рано, считает директор Таврического информационно-аналитического центра, политолог Александр Бедрицкий.

«Нынешняя Украина как государство — это в чистом виде анти-Россия, весь смысл её существования заключается в создании санитарного кордона против России. Поэтому антироссийские настроения на Украине будут поддерживаться, хотим мы этого или нет», — отметил он в беседе с ForPost.

В ближайшей перспективе — даже после президентских выборов на Украине — националистические силы там будут играть решающую роль, несмотря на настроения, бытующие среди населения страны.

«Клин будет вбиваться, антироссийские настроения будут поддерживаться, будут искаться всё новые и новые информационные поводы, чтобы поддерживать этот уровень, — уверен Александр Бедрицкий. — И точно также националистические силы на Украине будут играть, наверное, решающую роль, как в период перед президентскими выборами, так и после президентских выборов. Это политический драйвер Украины. Здесь обнадёживаться не нужно».

То, что простые люди этому драйверу начинают сопротивляться, — очевидно. Однако народ мало что может противопоставить давлению огромной государственной пропагандистской машины.

«На востоке и в Харьковской области — да, сопротивляются. В центральных областях люди просто выживают, а в западных областях антирусские настроения очень сильны. Если посмотреть на карты Украины по языковому индексу за 2000-е годы и за 2013-й, то видно, что к 2013 году граница русского языка очень здорово сдвинулась на восток. Остались, пожалуй, только Донецк, Луганск и Крым, — констатировал Александр Бедрицкий. — Плюс вспомните 2012, 2013 годы, прошедшие — и это в чистом виде заслуга Януковича — полностью под знаком Евроинтеграции. То есть Россия нам друг, но пусть она будет где-то в стороне, а мы идём на Запад».

Кроме того, по словам эксперта, не следует забывать и о том, что с момента развала СССР прошло уже больше 25 лет, и за это время на Украине выросло поколение, которое не знало Советского Союза, и не знало, что такое единство. Соответственно, Украина воспринимается ими именно так, как хотят власть имущие, — единственное государство, в котором они могут существовать. «Самостийное» и «нэзалэжное».

А поколение, которое ещё помнит «братских народов союз вековой», к сожалению, опустило руки.

«Люди просто устали от бесперспективности, безысходности, от разрушения государственных институтов. Поэтому очень многие готовы к тому, чтобы получилось уже хоть как-нибудь: Россия так Россия, Запад так Запад», — заключил Александр Бедрицкий.

Не скоро, но доиграются

Хорошего помаленьку: украинская политическая элита, самозабвенно пичкая людей антироссийской пилюлей, в какой-то момент явно перегнула палку.

«Пропаганда иногда оказывается контрпродуктивна: когда слишком долго кричат «Враг!», а никаких враждебных действий нет, то постепенно получается обратный эффект», — пояснил Александр Бедрицкий.

Рост положительных настроений, хоть и небольшой, не стоит сбрасывать со счетов, уверен депутат Госдумы, директор Института диаспоры и интеграции Константин Затулин.

«Это достаточно серьёзное предупреждение о том, что, несмотря на перенасыщенность украинского эфира, блогосферы, средств массовой информации выпадами в адрес не только России, но теперь уже и всего русского — песен, языка, литературы, истории и так далее, — эта пропаганда начинает давать сбои, она вызывает отторжение по крайней мере у части населения», — отметил парламентарий в комментарии ForPost.

И это несмотря на отлично сфабрикованные россказни о том, что Россия — страна-агрессор, что с ней надо разорвать договор о дружбе, что надо вытеснить русский язык, чтобы обеспечить функционирование «ридного» украинского. Что надо, наконец, идти в НАТО, в Евросоюз — куда угодно, лишь бы подальше от России.

«Всё это льётся с экранов телевизоров, из соцсетей — а люди возвращаются в прежнее состояние, когда и в России, и на Украине считали, что наиболее близкими для них во всех смыслах являются соседи: для русских — украинцы, для украинцев — русские», — уверен Затулин.

И хотя ждать сиюминутного эффекта не приходится, всё-таки есть надежда, что украинцы не дадут «временному правительству» облапошить себя до конца.

Главное, чтобы за это время терпение не закончилось у россиян. Пока что выпендривающимся «младшим братьям» все геополитические шалости, к счастью, не наносящие России существенного вреда, сходят с рук.

«В России довольно устойчивое неприятие не украинцев, а именно Украины. Это следует хотя бы из той части опроса, где говорится о том, какие качества на самом деле один народ видит в другом, — обратил внимание Константин Затулин. — Несмотря на негативное восприятие многих черт украинского характера, гостеприимство и в России и на Украине на первом месте в оценке и русских, и украинцев о друг друге. И это тоже показатель».

Тем не менее заниматься позитивной пропагандой всего украинского — на фоне того, что делают украинские власти – в России становится всё сложнее.

«Тем не менее люди — и это важно — как мне кажется, всё-таки отделяют политику от сфер жизни, отделяют курс государства от действительно родственных отношений с народом, населяющим Украину в большинстве своём», — заключил российский парламентарий.

Так «братские народы» или «враждебно настроенные нации»?

Если оставить в стороне сухую статистику и быть откровенными с собой, стоит признать: братского терпеливого всепрощения у россиян становится всё меньше, раздражения на провокации со стороны Украины — всё больше, а словосочетание «братский народ» всё чаще произносится с ироничной усмешкой. Возможно, от того, что в России украинский вопрос никогда не был таким «наболевшим», как для истых украинцев — вопрос русский. А, возможно, именно поэтому.

«Злую шутку сыграло то, что мы очень долгое время — 23 года после распада Союза — думали, что Украина — братская республика. И как она может быть независимой? Фактически на государственном уровне политика по отношению к Украине была провальная: мы потеряли тех людей, которые были позитивно настроены к России, готовы были к сближению», — считает политолог Александр Бедрицкий.

В известной степени Россия тоже несёт большую ответственность за то, что сейчас происходит, уверен Бедрицкий. И до сих пор сохранившимися нормальными отношениями людей друг к другу обе государственные машины должны быть благодарны в первую очередь самым крепким — родственным — связям, тянущимся через границу.

«Многие семьи имеют родственников в России или в Украине — эти братские вещи уничтожить невозможно. В конце концов, там такие же русские люди, как и здесь, просто оказавшиеся в другой ситуации», — отметил директор Таврического информационно-аналитического центра.

Ощущение враждебной настроенности друг к другу рождается тогда, когда отношения между народами отодвигает на второй план отношения между представителями двух политических наций — а эти понятия нужно разделять.

«Украина с 2014 года через кровь и через противопоставление себя России фактически создавала политическую нацию — то, чего на Украине не было до этого момента. Становление политической нации — это когда неважно, на каком языке говорит человек, — он ощущает себя как украинца, патриота этого государства. А поскольку государство выстраивается в чистом виде на русофобии и на антироссийских позициях <…>, то, естественно, в России происходит такая же, но обратная тенденция: все же не слепые, — пояснил Бедрицкий. — К тому, кто себя политически считает украинцем, соответственным образом меняется отношение, потому что это уже не братский народ, а нация, которая враждебно себя проявляет по отношению к России. Тогда нужно определяться, либо ты русский, либо ты украинец».

И всё же в нерушимости связей между двумя народами — именно народами, а не нациями — можно быть уверенными, считает Константин Затулин.

«Братскими мы являемся по своей исторической судьбе. Отношения между братьями, знаете ли, бывают разными: как правило, хорошими, но бывают и исключения. Мы сейчас попали в этот исключительный ряд благодаря известным событиям — и я бы начал отсчёт от распада Советского Союза, а не от 2014 года. И в силу того, что многие вещи предопределены этим распадом — и проблема Крыма и Севастополя в том числе — то, естественно, мы оказываемся сегодня в сложных взаимоотношениях. Но от этого мы не перестаём быть братскими — прежде всего потому, что мы ближайшие родственники, — уверен депутат Госдумы. — Многие, периодически выступая, говорят, что мы вообще единый народ, просто с разными диалектами и, может быть, не во всём совпадающей судьбой на протяжении всего периода истории. Но на протяжении 300 лет истории абсолютно точно наши судьбы были общими. Поэтому мы братские народы и этого никак не отменить».

Наталия Назарук
Фото Александра Горбарукова/Regnum, sharknews.ru

Источник:https://sevastopol.su/news/skolko-veryovochke-ni-vitsya-na-ukraine-ottorgayut-antirossiyskuyu-propagandu

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.