Турция: враг или партнёр?

«Ломаная кардиограмма» — так охарактеризовали историю взаимоотношений России и Турции участники «круглого стола», организованного ТИАЦ РИСИ при поддержке Института стран СНГ в Крыму. Эксперты собрались, чтобы обсудить более чем актуальную тему «Вызовы региональной безопасности: взгляд из Крыма. Россия и Турция: извечные враги или потенциальные партнёры?».

Модератор встречи Андрей Никифоров, правда, вначале посетовал, что организаторы не смогли найти оппонентов для полноценной дискуссии, что снижает «дискуссионный градус» — это связано с тем, что те, кто привык выступать в этой роли, «отправились на север по маршруту мамонтов за уходящим ледником». Поэтому приходится собираться «среди единомышленников». Но, как показал без малого трехчасовой разговор в небольшой комнатке, которую арендует ТИАЦ РИСИ, у единомышленников тоже есть о чем поспорить.

Два содокладчика по-честному разделили тему для освещения: Анатолий Филатов окунулся в историю, а Андрей Мальгин больше внимания уделил современности.

«Это слишком резко — говорить о России Турции как извечных врагах», — с этого начал Анатолий Филатов, чем, собственно, и определил вектор дальнейшего разговора. Хотя, конечно, определенные основания для «вражеских» оценок есть — вспомнить хотя бы знаменитое «нож в спину» после сбитого СУ-24.

Эксперт говорил о том, что между Россией и Турцией была самая длительная «сплошная война»: 310 лет, начиная с 1568 года и до 1878-го, исключая Крымскую войну и Вторую мировую. И войны эти носили характер, скажем, не борьбы за территорию, а преимущественно культурно-цивилизационный, так сказать, за византийское наследство. Всего прошло одиннадцать таких войн, и во всех, кроме одной, Россия вышла победительницей. Да и та, одна, не была проиграна, а имела «неопределенный итог».

Россия не ставила себе задачу поработить Турцию — наоборот, она очищала от турок «братские народы» — болгар, греков, сербов… Конечно, прозвучала великая досада, уже в обсуждении, как эти самые «братские» народы приглашают на годовщину освобождения от османского ига турок, забывая об освободителях-русских. Что ж, «кардиограмма» сейчас в нижней точке…

Проблема в том, подчеркивали эксперты, что Турция давно уже стала инструментом в чьих-то руках, это последовательно прослеживается с войн XVIII века. И инцидент с нашим самолетом тоже возник не по личной инициативе Эрдогана — просто США нужно было увеличить границы санитарного кордона, и Турция на это повелась.

Генеральный директор Центрального музея Тавриды Андрей Мальгин, давно занимающийся проблемами Причерноморья в целом и Турции в частности, в своем докладе обратил внимание на то, что для многих российских экспертов инцидент с российским самолетом стал неожиданностью — велись разговоры о стратегическом партнерстве и нерушимой дружбе, как «вдруг»… Крымским экспертам ситуация видится более понятной: сегодня речи не может быть ни о каком партнерстве, тем более стратегическом.

Андрей Мальгин вспомнил метафору Константина Затулина: Россия и Турция «в холоде после окончания холодной войны две империи стали жаться друг к другу, как два ежика, пытаясь согреться» — иголки их неизбежно оттолкнули, и они вернулись к своему привычному состоянию настороженности по отношению друг к другу.

Кстати, он бросил в круг обсуждения интересную мысль насчет того, что, не будь активной заинтересованности Турции в обострении отношений с СССР в период Карибского кризиса, крымские татары смогли бы вернуться на свою родину куда раньше. Эта мысль не осталась незамеченной: его коллега по политологическому цеху Васви Абдураимов заинтересовался гипотезой.

На взаимоотношения двух стран, говорит Мальгин, все последние века серьезно влияли два фактора — нестабильное пограничье и отягощение внешним влиянием: Великобритания, Франция, Германия, сейчас США. Но эксперт достаточно оптимистично смотрит в будущее: он считает, что интересы двух стран не пересекаются, то есть им не о чем друг с другом спорить, а инцидент с самолетом — это временное явление.

 На встрече присутствовали четыре студента крымских вузов из Турции — не думаю, что они в силу языковых ограничений хорошо разобрались в оценках экспертов — но одну фразу, думаю, им особо переводить не нужно было: Россия устами президента Путина не раз заявляла, что она заинтересована в независимой и самостоятельной Турции.

Турция не является естественным врагом России, продолжает мысль Сергей Киселёв. Он считает, что все ныне существующие противоречия будут преодолены: «Я уверен, что среди российских специалистов, которые занимаются турецким направлением, достаточно людей, способных трезво оценивать ситуацию на пять-десять лет вперед, и для нас дестабилизация Турции абсолютно невыгодна».

Он напомнил о своем давнем предложении «поделить Причерноморье на две части» — в современном понимании разделения сфер влияния. И делать это не с помощью военных инструментов, а на экспертном уровне, государственными институтами обеих стран. «По-моему, всем понятно, что сейчас происходит трансформация геополитического пространства во всем мире и перераспределение сфер влияния между старыми и новыми игроками». Условно говоря, нужно сесть за стол и договориться, кто на кого влияет и под чьим протекторатом находятся третьи страны в этом регионе. И тогда восстановится нормальное сотрудничество между Россией и Турцией.

Ведущий разговор политолог Андрей Никифоров в своем кратком выступлении сделал упор на амбиции турецких элит, которые, как он считает, не совпадают с интересами турецкого народа. А состояние конфликта с Турцией возвращает Россию в разряд региональных держав, что, как вы понимаете, совсем не то, к чему стремится наша страна. А это невыгодно и Эрдогану, который, получается, ввязывается в какие-то мелкие споры и соседские конфликты. Такая тут взаимосвязь.

Сергей Ермаков, заместитель руководителя ТИАЦ РИСИ, подвел итог дискуссии, обратив внимание на главные высказанные тезисы. Он выделил три главных фактора, которые мешают нормальным взаимоотношениям между двумя странами: амбиции политиков, национальные интересы и внешние силы, которые так сильно влияют на Турцию.

…Дискуссия вовсе не всегда предполагает спор: во время разговора могут появиться противоположные точки зрения, но могут возникнуть аспекты, лишь углубляющие и расширяющие представление по обсуждаемому вопросу. В данном случае произошло как раз второе. Состоявшийся разговор стал началом большого проекта по изучению общественного мнения, обсуждения наиболее актуальных тем. В апреле эксперты будут готовы обсудить проблемы Украины — «если к тому времени тема останется актуальной»…

Добавить комментарий