Учения НАТО в Европе – подготовка к войне или умелый пиар?

Темой программы «Занимательная геополитика» с Галиной Сапожниковой на радио «Комсомольская правда» стала ситуации в Европе и ряд заявлений представителей НАТО и Вашингтона о намерении «защитить» страны Европы от агрессии России путем размещения вооружения. Одним из экспертов по данному вопросу выступил директор Таврического информационно-аналитического центра РИСИ Александр Бедрицкий.

Читаешь газеты, как военные сводки: не хватало нам Прибалтики, охрипшей от криков «Русские идут!» — так теперь Россия и Швеция, военное сотрудничество между которыми прекратилось после присоединения Крыма к РФ, ограничили деятельность военных атташе на своих территориях. Эксперты пришли к выводу, что Москва и Стокгольм «находятся в предвоенной ситуации», — написали в западных СМИ.

Словосочетание «российская угроза» выносится в заголовки, как во времена «холодной войны». Американское оружие открыто размещается в Прибалтике, Польше и Румынии, но пока, слава Богу не стреляет. Оптимисты считают, что все это бряцание оружием есть не что иное как элемент информационной войны, которая совсем не обязательно предшествует войне настоящей. Пессимисты запасаются спичками и солью…

Может ли информационная война перерасти в реальную? Об этом на радио КП мы говорим с директором Таврического информационно-аналитического центра РИСИ, кандидатом политических наук Александром Бедрицким.

— Итак, Александр Владимирович, что у нас есть? Кровоточащий Донбасс, тревожная обстановка в Приднестровье, Белоруссия с предстоящими президентскими выборами, плюс «подарочек» в виде армянского электромайдана… А еще бесконечные военные учения в странах Балтии – там то уличные бои отрабатывают в городских песочницах, то старую технику со всей Европы свозят… Вы уже сухари сушите? И набиваете кисет махоркой? Я иронизирую, конечно: почитаешь западную прессу — идет война, выглянешь на российскую улицу — ее нет и в помине. Что происходит в реальности?

— Я бы не успокаивал себя тем, что все это – только пиар-компания в СМИ. В центре Европы, на территории бывшего Советского Союза идет вполне реальная война, и количество погибших исчисляется не тысячами, а десятками тысяч. В Прибалтике и Скандинавии мнимая «российская угроза» является едва ли не главным политическим аргументом властей, вне зависимости от политических пристрастий. Если там постоянно говорят о российской угрозе — значит, надо каким-то образом подтверждать ее фактами. А как их лучше подтвердить, если не показать защитников? К тому, что делается в Прибалтике, можно относиться с юмором: ну что такое старая техника и учения в песочнице? С другой стороны, это некая демонстрация того, что на Западе российская угроза стала вполне весомым внешнеполитическим фактором, определяющим военно-политическую линию.

— А реальное довооружение Европы следует тоже воспринимать как пиар-акцию?

— Давайте начнем с момента создания НАТО. Парадигма этого военно-политического блока — а это прежде всего военно-политический блок, а не клуб защитников демократических свобод — была сформулирована в 1952-м году первым генсеком НАТО лордом Гастингсом Исмэем, который сказал, что НАТО — это механизм, с помощью которого Соединенные Штаты будут присутствовать В Европе, Германия будет находиться ПОД ним, а Россия или Советский Союз — ВНЕ его. Собственно говоря, все годы существования именно это и было основной задачей организации. В начале 90-х в НАТО проявляется глубочайший кризис идентичности. Для чего нужен военный союз, если основной противник самоликвидировался? Как писал Джон Апдайк: «Без холодной войны какой смысл быть американцем». Нет Организации Варшавского договора, Советский Союз прекратил свое существование, образовалось несколько независимых республик.

Тогда появляется новый смысл – постепенное расширение на восток за счет зоны советского влияния. В результате Второй мировой войны сложился определенный порядок, который был зафиксирован на Ялтинской и Потсдамской конференциях. И вдруг в Европе образовался вакуум безопасности, который начали заполнять Соединенные Штаты. Но этот процесс продвижения не мог быть бесконечным: Россия слишком большая, чтобы ее интегрировать во все западные институты. В конце концов, это противоречит интересам самой России, потому что в этом случае она будет восприниматься в качестве непосредственного врага Китаем.

То есть вопрос возникновения нового конфликта был только вопросом времени. Безопасность Европы обеспечивалась целиком за счет России. Как только Россия по ряду вопросов сказала твердое «нет» – она тут же заняла место врага, которое пустовало лет 15-20.

Защита без угрозы

— А вам не кажется, что сейчас запущены те же технологии, которые четверть века назад развалили Советский Союз?

— Они запущены. Но этот конфликт в Европе находится только в начальной стадии.

— Как в начальной? Вы хотите сказать, что Донбасс – это только начало? Не финал?

— Вся Украина – это только начало, причем не войны, а глобального конфликта. Но это вовсе не значит, что конфликт обязательно перерастёт в горячую фазу. То, что происходит на Донбассе — это вполне нормальная война, с применением тяжелых вооружений. Запад прощупывает периметр безопасности России, ищет, где Россия даст слабину. Кстати сказать, Россия делает то же самое, прощупывая, где она может добиться дипломатических или политических успехов, а где Западом будет сказано четкое «нет». Обе стороны конфликта чувствуют себя пока достаточно уверенно.

— Мы говорили о заполнении вакуума, который образовался с падением Организации Варшавского договора. А что произойдет, когда этот вакуум заполнится?

— Он уже заполнился – расширением НАТО и ЕС, а вот о том, что будет дальше, говорить пока сложно. Возьмем, допустим, такого признанного лидера, как Соединенные Штаты и две основы его могущества – финансовую и военную. До недавнего времени ни одна страна не хотела всерьез идти на конфликт с США, потому что это прежде всего ударяло по экономике и благополучию того, кто ставит себя в конфронтационные позиции. Финансовая составляющая сейчас является весьма шаткой. Остается только военная. Каким образом разрешить возможные экономические проблемы Соединенных Штатов? Только военным способом. Где? Чем дальше от Вашингтона, тем лучше. В Европе? Ну а почему бы и нет?

— На прошлой неделе Европу посетил глава Пентагона Эштон Картер. Еще будучи в самолете он заявил, что основная тема его визита — это противодействие Запада России и заверил, что Соединенные Штаты и НАТО в случае угрозы будут защищать своих союзников по альянсу. Угрозы никакой еще нет, а защита уже начинается. А что же будет, если Россия вдруг начнет демонстрировать столь же серьезную и резкую риторику в отношении США и НАТО?

— Этот вопрос скорее нужно адресовать не России, а европейским странам, потому что заложниками ситуации становятся они. Если Соединенные Штаты говорят о том, что разместят объекты ПРО на территории стран Восточной Европы, то надо понимать, что эти страны автоматически становятся объектами военного планирования России. Если там расширяются американские военные контингенты, то это не укрепляет безопасность Европы, а наоборот, ставит ее под угрозу. К слову, о серьезности намерений говорит решение, принятое на недавней встрече министров обороны НАТО в Брюсселе: об отходе от адаптивного планирования в условиях неопределенности к долгосрочному. А это значит, что в НАТО с врагом определились всерьёз и надолго.

— А почему мы с вами такие умные и понимаем эту опасность, а целая Европа этого понять не хочет? Почему она вдруг стала слепой, глухой и немой?

— Потому что субъектность Европы по отношению к Соединенным Штатам чрезвычайно низка. Европейские страны делегировали часть своих внешнеполитических полномочий на наднациональный уровень. Влияние США в Европе очень сильно. Не надо надеяться на то, что европейские страны будут принимать самостоятельное решение по отношению к России — мы для них всегда будем внешней угрозой. Все внутренние конфликты и противоречия внутри Европы заканчиваются, как только возникает образ русского медведя, который угрожает европейской идентичности и ценностям. Для них мы всегда выступаем если не в качестве противников и врагов, то в виде внешней силы, которой надо консолидированно противостоять.

Знакомые уши

-Послушать министра обороны США — кажется, что война уже идет: «Мы будем противостоять России в ее попытках вернуть себе прежнюю сферу влияния, такую же, как в советский период», — заявил господин Картер. И к этому его заявлению немедленно приложилась иллюстрация в виде еще не пылающей, но уже вспыхнувшей Армении. Не видится ли вам в том костре, который разжигается в Ереване, знакомые американские уши? Иными словами, походит ли эта ситуация на начало «цветных революций»?

— Любая «цветная революция технологична. Большинство революций на пространстве СНГ начинались с массовых протестов населения после состоявшихся выборов. Эти технологии отрабатывались по одному и тому же сценарию на Украине, в Киргизии, в Грузии и в той же Армении. Если в качестве спускового механизма «цветных революций» первоначально использовались выборы, а в качестве инструмента влияния – их оценка западными институтами — то потом эта технология себя отработала и практически сошла на нет. В «арабскую весну» уже планомерно осуществлялся отбор групп с высоким протестным потенциалом. На площадь выводились люди недовольные экономической или политической ситуацией. И одной из их задач была провокация властей на принятие жёстких мер, которые разгонялись по мировым СМИ в качестве демонстрации и демонизации правящего режима. К Армении была применена именно эта калька.

Такие технологии воспроизводятся из раза в раз, до тех пор, пока не дают сбой. Фантазировать и изобретать новые методы до тех пор, пока они работают, не в практике тех планировщиков, которые думают над тем, каким образом можно раскачать ситуацию.

— Почему человек, который находится внутри этого очага, сам не понимает абсурдность своих действий? Когда начинался киевский майдан, нам было очевидно, чем все закончится. Армяне, которые возводят баррикады из мусорных баков, не понимают, в какую их затягивают воронку?

— Все люди хотят хорошо жить. Справедливо. Честно. Вот на этих довольно простых вещах и начинают играть те, кто планируют «цветные революции». Потому что простой обыватель действительно хочет, чтобы жизнь наладилась, семья была сыта, чтобы он платил за коммуналку меньше, а электричество и горячая вода были в доме постоянно. Если нет реальной почвы для протестов, то никакой «цветной революции» не получится. Другой вопрос в том, что в результате ее люди лишаются вообще всего – и имущества, и жизни.

— В России в июле тоже повышаются тарифы на электричество – но мы же с вами на баррикады не идем!

— Потому что понимаем, что если сломаем государство, то платить будет уже не за что — в домах не будет ни электричества, ни газа. Вопрос в приоритетах. Если мы хотим, чтобы у нас были стабильные цены, то нужно выбирать другие инструменты. А если цель — разрушить государство, в котором живем — тогда, наверное, стоит выйти на площадь. У нас есть общая граница между РФ и Арменией? Нет. Соответственно любые поставки электроэнергии и вообще энергоносителей в эту страну проблематичны. Говорят, что «Интер РАО»- это фактический монополист, который повышает тарифы. Правда, при этом как-то забывается, что владельцем 100% акций Воротанской ГЭС в Армении является американская ContourGlobal. Все равно, «Интер РАО» – это монополист… Анонсированное повышение в среднем составило 17%, но Форум армянских ассоциаций Европы тут же заявил о повышении на все 50%. То есть подоплека протестов не экономическая, а политическая, и связана она с внешнеполитическим курсом Армении. Об этом же говорит и тот факт, что когда власти Армении пошли на уступки протестующим, их лидеры заявили: «Слишком поздно» и перевели требования из экономической плоскости в политическую. Но есть и другая сторона политики. Какие страны граничат с Арменией? Азербайджан, считающий, что до сих пор находится с ней в состоянии войны, Турция, у которой с Арменией крайне проблематичные отношения, и Грузия, пострадавшая от «агрессии» России. Нужно как-то соотносить политические амбиции с реалиями.

Пророссийское лобби, которого нет

— Несколько месяцев назад, когда в Армении все еще было тихо и спокойно, один из экспертов радио «КП» поделился наблюдением: в то время, как российское диппредставительство в Ереване убеждало себя в том, что Армения никуда от нас не денется, представители американского дипведомства доезжали до каждой деревушки высоко в горах. «Армения — это очень уязвимая точка», — предупредил нас тогда наш эксперт. И что мы видим? Прогнозы сбываются. Если разобраться, не только повышение цен на энергоносители стало причиной сегодняшних волнений в Армении — люди там действительно живут очень бедно. И Серж Саргсян ситуацию к лучшему не изменил. Получается, мы в очередной раз сделали ставку не на того? Или, может быть, должны были давать Армении больше денег и следить за тем, чтобы они распределялись не между верхушками кланов?

— Стоит, наверное, говорить о том, что у нас в общем и в целом хорошая и выверенная внешнеполитическая линия на уровне ООН и представительных международных организаций. Что же касается СНГ — то можно просто посмотреть, какой у России посол на Украине и какой был до этого, и насколько серьезно они занимались своими странами. К сожалению, приходится констатировать то, что в отношении стран СНГ во внешней политике России есть очень и очень серьезные провалы.

— Когда начался киевский майдан, мы успокаивали себя следующим: в России работают 3 миллиона украинцев, которые, в общем и целом лояльно относятся к нашей стране, понимая, что за счет работы кормят свои семьи. Граждан Армении, которые работают у нас, тоже очень много. В данном случае этот фактор сможет сыграть какую-то стабилизирующую роль?

— Выходцы с Украины, в основном из западных областей, могут быть какого угодно плохого мнения о нашей стране, и при этом продолжать работать в России. Это говорит о том, что рассчитывать на людей, едущих в Россию на заработки, как на пророссийское лобби, не приходится. Но говорить о том, что сценарий майдана будет реализован в Армении, я думаю, преждевременно. Были уже подобные выступления как в Ереване, так и в других местах, которые не привели ни к чему.

— Прощупывание слабых мест в окружении России идет постоянно. Где еще находятся прорехи на границе российской сферы влияния?

— В ближнесрочной перспективе эти места совершенно очевидны. Первое – это Бессарабия — макрорегион, в который входит и Одесская область, и Молдавия с Приднестровьем и Гагаузией. Предстоящие выборы в Киргизии могут спровоцировать некий всплеск нестабильности. В Средней Азии постоянно тлеет конфликт – и межэтнический, и межгосударственный, в треугольнике Узбекистан – Таджикистан – Киргизия. В более отдаленной перспективе нельзя исключать, что будут попытки дестабилизации ситуации в Белоруссии и в Казахстане.

— То есть придется постоянно держать ухо востро?

— Ну а что делать? Мы перешли в такое время, когда надо начинать работать. Либо вместо тебя будут работать другие.

Источник: http://www.kp.ru/radio/stenography/132596/?view=desktop

Добавить комментарий