Украина, как «мнимая единица»

В математике существует понятие «мнимой единицы» – квадратного корня из минус единицы. На первый взгляд, абсурдная категория, присутствующее отсутствие, позволяет описывать целый ряд физических явлений, таких как, например, волновые функции, где мнимая единица, невозможная сама по себе, служит указателем качественно (полярно) противоположных сущностей.[1] Как представляется в современной международной политике такую роль играет Украина – одно из государств, появившееся в результате распада Советского Союза, сейчас позволяет рельефно высветить характер отношений и суть России и Запада.

После обретения независимости, чуть ли не официально обозначенной политикой Украины стала политика многовекторности. Она заключалась, с одной стороны, в постепенном дрейфе на Запад, а с другой, в реалиях «многовекторной зависимости»[2], т.е. в постепенной потере атрибутов суверенитета. Последнее обстоятельство отчетливо свидетельствует, что обсуждая Украину, мы в любом случае будем говорить о политике России, Евросоюза, США, и лишь в малой степени – о собственно украинской политике.

В целом, с учётом известной оговорки, схема развитии текущего украинского кризиса может быть проиллюстрирована форматом Нормандской группы, в которой, Германия и Франция выступают от лица объединённой Европы, и ведут переговоры с Россией, а Украина вынуждена больше принимать к сведению достигнутые договорённости. Дистанцированная позиция Соединённых Штатов в переговорном процессе, при том, что они являются в нём явно заинтересованной стороной, также служит показательной в плане рассмотрения расклада сил и интересов.

Ещё в 2013 г. украинский публицист О.Яхно утверждала, что все украинские президенты, «независимо от их прозападной или пророссийской риторики, ориентированы на европейский вектор, а многовекторность – это не альтернатива стратегическому выбору, а исключительно тактический инструмент, который Украина использует для достижения своих целей».[3] Довольно трезвое суждение сопровождалось опровергнутым ближайшими событиями утверждением: «евроинтеграция защищает нас от поглощения Россией, прежде всего на уровне идентичности, а значит – сохраняет суверенитет». При этом, правда, она признавала, что «сам по себе выбор вектора – ЕС или ТС – не снимает многовекторность как практику. Скорее всего, максимум, на который Украина может рассчитывать в отношениях в рамках Соглашения об ассоциации с Евросоюзом – это создание зоны свободной торговли. Учитывая, что у нас уже есть зона свободной торговли со странами СНГ, Украина уже в ближайшие годы может быть интегрирована как в экономическое пространство с Россией, так и с Европой».

Иными словами, Украина пользовалась положением, при котором она смещалась на Запад за счёт России и вопреки интересам России, рассчитывая стать европейским оффшором. Эта ситуация до определённой степени устраивала ЕС и до определённого момента была терпимой для России. Граничным условием для Европы является чрезмерность материальных издержек европейничания Украины – оно ещё не достигнуто, а для России красной линией стала попытка Украины усидеть на двух стульях в результате подписания Соглашения о евроассоциации, при сохранении статуса привилегированного партнёрства с Россией.

Евросоюз в целом устраивало такое положение дел, при котором в расчёт принимаются только собственные интересы и игнорируются интересы партнёров. Напомним, что на протяжении всего 2013 г. российское руководство неоднократно заявляло, что подписание соглашения с ЕС, что это «суверенное право украинского народа, украинского руководства в лице президента, парламента и правительства». Добавляя, правда, что любой выбор Украины будет нести за собой соответствующие последствия. В случае открытия украинского рынка для Европы – пересмотр всего блока экономического сотрудничества с Россией. В качестве компромисса Россия предлагала провести трехсторонние переговоры по этому вопросу с участием ЕС, Украины и России. Однако президент Еврокомиссии Ж.М. Баррозу ответил категорическим отказом.[4] А ведь только такой формат мог гарантировать сохранения экономического, да и полтитического, суверенитета Украины.

После отказа Януковича подписать соглашение на Вильнюсском саммите, ЕС последовательно поддерживал протесты Евромайдана. Следует отметить, что западные участники проходившего в декабре министериала ОБСЕ в Киеве, также посещали и майдан и выражали прямую поддержку протестам[5].

После нарастающих боёв в центре Киева, и начинающегося мятежа на западе страны в январе-феврале 2014 г., между Януковичем и лидерами системной оппозиции была достигнута договорённость о переговорах при иностранном посредничестве. В результате, 21 февраля было подписано «Соглашение об урегулировании политического кризиса на Украине»,[6] предусматривающее последовательность политических шагов по урегулированию кризиса: возврат к конституции 2004 года (парламентско-президентской форме правления), проведение досрочных выборов президента до конца 2014 года, формирование «правительства национального доверия» с участием всех политических сил. Соглашение предусматривало отвод сил правопорядка из центра Киева, прекращение насилия и сдача оппозицией оружия.

Соглашение было подписано Януковичем, лидерами оппозиции и заверено министрами иностранных дел Германии Ф.-В. Штайнмайером и Польши Р. Сикорским, а также главой департамента континентальной Европы французского МИД – Э.Фурнье. Ни одно из положений соглашения не было выполнено, а западные посредники вскоре дезавуировали свою роль, объявив, что они были всего лишь свидетелями подписания.

Аналогичным образом повёл себя Запад и в отношении Минских договорённостей, которые включают в себя, помимо прочих, следующие соглашения:

— о децентрализации власти на Украине путём принятия Закона Украины «О временном порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» (Закон об особом статусе);

— о принятии закона о недопущении преследования и наказания лиц в связи с событиями, которые произошли в отдельных районах Донецкой и Луганской областей Украины;

— о продолжении инклюзивного общенационального диалога;

— о проведении досрочных выборов в соответствии с законом Украины «О временном порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганских областей». Соответствующий закон, одобренный Радой 16 сентября, помимо прочего устанавливал проведение выборов в Донбассе 7 декабря 2014 года. В МИД РФ заявили, что в соответствии с минскими договорённостями проведение упомянутых выборов согласовано в период с 19 октября по 3 ноября. Дата 7 декабря была включена в закон произвольно, в одностороннем порядке, без какого-либо обсуждения с ополченцами.

Все эти пункты последовательно игнорируются украинской стороной при прямом попустительстве европейцев, выступивших стороной в минских переговорах и в формате Нормандской четвёрки.

Характерно, что Соединённые Штаты изначально скептично отнеслись к возможности выполнения договорённостей и заочно обвинили в их срыве «сепаратистов и Россию, виновную в нарушении суверенитета Украины».[7]

Дистанцированно-подстрекательная позиция США отчётливо просматривается и по сей день и, более того, не особо скрывается.

Так, 23 мая 2016 г. на обсуждении санкций против России, организованном Атлантическим советом в Вашингтоне, координатор по санкциям в госдепартаменте Дэниел Фрид заявил: «Трудно требовать от украинцев выполнения Минска в условиях, когда Россия не выполнила даже первого комплекса условий (соглашений)»[8]. Он также заявил, что прекращение огня не полностью соблюдаются, а нарушения исходят «в основном со стороны сепаратистов и России». При этом он сослался на позицию, озвученную официальным Киевом. В заключении он сообщил о том, что с представителями ЕС обсуждался вопрос о расширении санкций против России.[9] Ранее верховный представитель Европейского союза по иностранным делам Федерика Могерини заявила, что ожидает продолжения санкций против России, поскольку условия минских соглашений не были им выполнены. Однако она отметила, что усиление санкций Евросоюз не обсуждает.[10]

Помощник госсекретаря Нуланд, в свою очередь напомнила, что США не намерены признавать выборы, проведенные властями «народных республик» без признания Киевом. При этом она подчеркнула, что США не являются участником «нормандского формата», но мы договорились со всеми его участниками о том, что будем работать параллельно, пытаясь ускорить эти переговоры, как с Киевом, так и с Москвой.[11]

Если мы рассмотрим американскую позицию в более широком, контексте, включая расширение НАТО, нагнетание военной истерии в Прибалтике, подтасовки вокруг нормализации ситуации на Украине, санкционной политики, то увидим общую политическую линию, которая заключается в одном простом тезисе; «мы вольны делать всё, что считаем нужным, а Россия не имеет права вето на наши решения». То есть речь идёт вовсе не о поддержке суверенитета Украины, а об устранении суверенной России.

Для США поддержка даже имитационной государственности Украины довольно выгодна уже в силу того, что она будет использоваться в качестве козыря в отношении России, и отказываться от этого козыря США не намерены. Однако деградация украинских государственных институтов, возможность внутренних системных потрясений, может сделать нереализуемой эту линию.

Американские эксперты[12] утверждают, что Россия заинтересована в сохранении замороженного конфликта в Донбассе. Это не так. Замороженным конфликт стал, в результате противоборства России и Запада. В отсутствие западного влияния наступление Новороссии бы продолжилось, и она бы уже обрела чёткий правовой статус. В отсутствие Российского противодействия, Украина бы уже получила статус ассоциированного партнёра и, вероятнее всего, велась бы подготовка ко вступлению этой страны в НАТО. Другое дело, что сейчас Россия поставлена в условия, при которых любое, даже тактическое отступление в дипломатической игре вокруг Украины может привести к стратегическому поражению. Так, если Донбасс утратит свой нынешний статус, то следующим объектом давления станет Крым по отношению к которому самым мягким определением, которое используют на Западе является «аннексия». Но и нынешняя «заморозка» статуса является лишь временным компромиссом.

Другая ошибка, которую допускают американские аналитики, следуя за Бжезинским, заключается в их переоценке стратегического значения Украины для восстановления влияния России. На самом деле Украина сейчас России не нужна. Совсем. Конечно, в идеале, следовало бы говорить о возможно большем расширении зоны влияния России (в какой бы форме оно не проходило) на Украине, однако сейчас это сопряжено со слишком большими издержками и неопределёнными последствиями. А вот существование государственности Украины стало для России совершенно ненужным и избыточным.

Удивительно, но для Европы целый ряд американских инициатив также является обузой: начиная от политики на Ближнем Востоке, выразившейся в неразрешимой проблеме с беженцами, давлением США увеличить военные расходы в рамках партнёрства НАТО, и заканчивая поддержкой на Украине клептократического режима, олигархических групп и вооружённых формирований, ориентированных на продолжение гражданской войны. И в этом смысле, между странами Старой Европы и Россией складывается ситуация негласного консенсуса относительно будущего Украины. Другое дело, что этот консенсус никоем образом не сможет сделать нас союзниками. Мнимая единица Украины слишком явно обозначила этот факт.

Автор: Бедрицкий А.В.,к.полит.н., директор ТИАЦ-РИСИ

Доклад прочитан в ходе экспертного круглого стола «Перспективы политического развития Украины: факторы риска и варианты решения», 27 мая 2016 г., г.Симферополь.

[1] Шпеньков Г.И. Физический смысл мнимой единицы i // Интернет-сайт: http://shpenkov.janmax.com/ImaginUnitRus.pdf

[2] См. напр: доклад президента Атлантического Совета Украины В.Гречанинова, сделанный им на конференции «Информационные технологии и власть», проходившей в Москве 27.02.99г.

[3] Яхно О. Апология многовекторности // LB.UA, 8 апреля 2013. Интернет-сайт: http://lb.ua/news/2013/04/08/195828_apologiya_mnogovektornosti.html

[4] Баррозу заявил, что трёхсторонние переговоры по Украине с РФ неприемлемы // Информационное агентство УНИАН. – 29.11.2013. Интернет-сайт: http://www.unian.net/politics/857471-barrozu-zayavil-chto-trehstoronnie-konsultatsii-ukraina-rossiya-es-nepriemlemyi.html

[5] Евромайдан и ОБСЕ: Запад навязывает себя в «миротворцы» // rusvestnik.ru, 8 декабря 2013. Интернет-сайт: http://rusevik.ru/politika/7474-evromaydan-i-obse-zapad-navyazyvaet-sebya-v-mirotvorcy.html

[6] Обнародован текст Соглашения об урегулировании кризиса в Украине // Информационное агентство УНИАН. 21 января 2014. Интернет-сайт: http://www.unian.net/politics/887869-obnarodovan-tekst-soglasheniya-ob-uregulirovanii-krizisa-v-ukraine.html

[7] Барак Обама скептически смотрит на соглашение о перемирии на Украине // Коммерсант, 05 сентября 2014. Интернет-сайт: http://www.kommersant.ru/doc/2561700

[8] Госдеп: CША «трудно требовать» от Украины выполнения «Минска-2» // Информационное агентство «Росинфонет», 23.05.2016. Интернет-сайт: http://www.rosinfonet.ru/news/168569

[9]

[10] Могерини ожидает продления санкций ЕС против России // Известия, 19 мая 2016. Интернет-сайт: http://izvestia.ru/news/614298

[11] Нуланд: США не устроят выборы в Донбассе не «по-украински» // ИноТВ, 18 мая 2016. Интернет-сайт: https://russian.rt.com/inotv/2016-05-18/Nuland-Mir-ne-ustroyat-vibori

[12] Coffey L. Kochis D., A Pivotal Time for Ukraine: The U.S. Should Redouble Its Support // The Heritage Foundation. – Issue Brief, April 7, 2016. Интернет-сайт: http://www.heritage.org/research/reports/2016/04/a-pivotal-time-for-ukraine-the-us-should-redouble-its-support

Добавить комментарий