Еще раз о законности воссоединения Крыма с Россией

Еще раз о законности воссоединения Крыма с Россией

Вопрос о законности воссоединения Крыма с Россией периодически поднимается западными политиками и, очевидно, будет подниматься еще не раз.

Так, министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт во время своего выступления 8 июля 2014 г. в Атлантическом совете в Вашингтоне, заявил, что Европа «не должна признавать аннексию [Крыма] силой, в противном случае она окажется перед лицом других Крымов». А. Меркель также настаивает на применимости термина «аннексия» по отношению к воссоединению Крыма с Россией. Оставим на совести этих политиков высказывания о силовой аннексии и рассмотрим вопрос о правовой стороне Крымского референдума 16 марта, ставшего основой для воссоединения с Россией, тем более что он гораздо шире и имеет далеко идущие правовые последствия.

Прежде всего необходимо напомнить, что Крым является вовсе не первым, случаем современного территориального переустройства в Европе. Наиболее яркий пример, которому действительно предшествовала вооруженная агрессия против суверенного государства, продемонстрировало Косово. А ведь еще в 2007 г. Сергей Иванов (на тот период вице-премьер и министр-обороны) призвал в решении проблемы Косово руководствоваться не сиюминутной политической конъюнктурой, а принципами территориальной целостности, чтобы не спровоцировать негативную цепную реакцию и открыть ящик Пандоры на постсоветском пространстве и в Европе в целом. Тем не менее, заключение Международного суда ООН в отношении Косово (от 22 июля 2010 г.) подтвердило, что одностороннее провозглашение независимости частью государства не нарушает какие-либо нормы международного права. И сейчас это обобщающее заключение ни один добросовестный политик и юрист-международник не может не учитывать.

Также обращает на себя внимание практически точное совпадение обстоятельств и обоснования крымского референдума 2014 г. и провозглашения независимости Украины в 1991 г., о чем свидетельствуют официальные документы. Так, постановление Верховного Совета АРК от 6 марта 2014 г. № 1702-6/14 «О проведении общекрымского референдума» гласит: «События, произошедшие в феврале 2014 года в г. Киеве, резко обострили общественно-политическую ситуацию в Украине. Захватившие в результате антиконституционного переворота власть националистические силы грубо нарушают Конституцию и законы Украины, неотъемлемые права и свободы граждан, включая право на жизнь, свободу мысли и слова, право говорить на родном языке.

Националистические группировки предприняли ряд попыток проникновения в Крым в целях обострения ситуации, эскалации напряженности и незаконного захвата власти.

Выражая огромную тревогу в отношении создавшейся вокруг Крыма общественно-политической ситуации, подтверждая приоритет общечеловеческих ценностей, приверженность общепризнанным принципам и нормам международного права, в целях реализации волеизъявления населения Крыма и в связи с отсутствием легитимных органов государственной власти в Украине, в соответствии с пунктом 7 части первой статьи 18 и пунктом 3 части второй статьи 26 Конституции Автономной Республики Крым…»

В свою очередь, преамбула применяемой в настоящее время Конституции Украины содержит ссылку на Акт провозглашения независимости Украины от 24 августа 1991 года, которая в точности походит на постановление ВС АРК: «Исходя из смертельной опасности, нависшей над Украиной в связи с государственным переворотом в СССР 19 августа 1991.

Продолжая тысячелетнюю традицию государственного строительства в Украине,

Исходя из права на самоопределение, предусмотренного Уставом ООН и другими международно-правовыми документами,

Осуществляя Декларацию о государственном суверенитете Украины, Верховный Совет Украинской Советской Социалистической Республики торжественно провозглашает независимость Украины и создание самостоятельного Украинского государства — Украина.»

Аналогичными политико-правовыми обстоятельствами, установленными в обоих правовых актах – всеукраинском и общекрымским — являются:

  1. опасность, нависшая над автономными образованиями в составе государства,
  2. государственный переворот в государстве, осуществлявшийся в момент принятия решения автономным образованием,
  3. подтверждение приоритета общечеловеческих ценностей, приверженности общепризнанным принципам и нормам международного права нацеленность на реализацию воли населения автономного образования на самоопределение.

К сожалению, эти обстоятельства систематически игнорируются не только западными политиками, но и экспертами. Яркие примеры демонстрируют заключение Венецианской комиссии 21 марта 2014 года о соответствии крымского референдума конституционным принципам, полностью оставляющее без внимания его политико-правовые аспекты и предварительное заключение БДИПЧ ОБСЕ о президентских выборах на Украине, сознательно игнорирующее важнейшие политические события на Украине: «Миссия по наблюдению за выборами ОБСЕ/БДИПЧ не осуществляла наблюдения за проведением «референдумов» в Крыму, Донецкой и Луганской областях».

Таким образом, именно на западных странах лежит основная ответственность за дальнейшее размывание правового фундамента современного политического мироустройства. Главной жертвой этого процесса может оказаться сама Европа.

Автор: Бедрицкий А. В.

Добавить комментарий